iVillage.ruДобавь в закладки!Форум
Home
Беременность
Гороскопы
Деньги
Дети
Здоровье
Знаменитости
Красота
Кулинария
Любовные истории
Любовь и секс
Мода
Развлечения
Рукоделие
Семья

· Гороскопы
· Рецепты
· Рецепты салатов

Вы Анонимный пользователь. Вы можете зарегистрироваться, нажав здесь.

Игра вслепую (3 глава)


Тема: Любовные истории
   Я наклонился над Элин и тихонько тронул ее за плечо: - Просыпайся. - Что случилось? – сонно спросила она. - Тихо! Быстро одевайся. - Но что… - Все после. Одевайся. Я посмотрел на слабо освещенные деревья. Ничего не двигалось, не было слышно никаких звуков, но спокойствие ночи было безвозвратно нарушено.

Узкий вход в Подкову находился всего лишь на расстоянии мили от нас, машина должна была остановиться именно там. Это было бы естественной мерой предосторожности: заткнуть горлышко бутылки пробкой. Скорее всего, теперь Подкову обследовали пешком, ориентируясь на радиомаяк, а ведь это все равно, что осветить машину прожектором.

- Я готова, - шепнула Элин.

- У нас, наверное, будут гости, - так же тихо ответил я. – Минут через пятнадцать, а может быть и раньше. Я хочу, чтобы ты спряталась вон там, за деревьями. Ляг в какую - нибудь канаву или яму и не выходи, пока я тебя не позову.

- Но…

- Не спорь, а просто делай, как я сказал, - отрезал я.

В таком тоне я с ней никогда еще не говорил. Элин растерянно заморгала, потом повернулась и побежала к деревьям.

Я нырнул под джип, чтобы достать пистолет Малькольма, который прикрепил скотчем еще в Рейкьявике. Но пистолета под днищем не оказалось, там были только обрывки скотча. Дороги в Исландии чудовищные, оторваться может все, что угодно, и мне еще очень повезло, что не потерялась проклятая посылка.

У меня оставался только фамильный нож. Я засунул его за пояс, подошел ближе к деревьям и стал ждать.

Прошло не меньше получаса, пока наконец что - то произошло. Темная фигура отделилась от деревьев и бесшумно двинулась по направлению к джипу. Лицо разобрать было невозможно, но очертания предмета в руках я бы не спутал ни с чем. Это было ружье. Я замер. Это явно был профессионал: пистолет ненадежен, он может дать осечку в самый неподходящий момент. Если намереваешься кого - то убить, нужно пользоваться более серьезным оружием.

Теперь следовало проверить, не было ли у “призрака” помощника. Именно поэтому я не хотел нападать сзади: я мог оказаться между незваным гостем и его спутником. А из такого положения чрезвычайно мало шансов выйти живым и невредимым, так что рисковать я не стал. Меня к тому же интересовало, знает ли человек с ружьем о том, что произойдет в Подкове если нажать на курок. Если не знает, то его ждет потрясающий сюрприз.

Вдруг фигура исчезла, и я мысленно выругался. Потом хрустнул сучок и я понял, что человек идет вдоль деревьев. Этот парень действительно оказался настоящим профессионалом: шел в сторону, противоположной той, где я его ждал. Он решил обойти поляну, но с другого края.

Я тоже пошел вокруг – навстречу. Нож был у меня в руке: слабая защита против ружья, но все - таки… Каждый шаг я делал с тройной осторожностью, и был вознагражден: почти неразличимые звуки показывали маршрут передвижения моего противника. Наконец я увидел темную фигуру и…

И в тот же момент перед ним возникло белое пятно. Он наткнулся на убежище Элин и она вскочила на ноги. Ничего хуже этого вообразить было невозможно: он вскинул ружье.

- Элин! – заорал я. – Ложись!

И тут же грохнул выстрел. Он был один, но в Подкове необыкновенная акустика: могло показаться, что стреляет целая рота пехотинцев, причем сразу со всех сторон. Эхо канонады покатилось между скалами, постепенно замирая, и сам стрелок тоже замер, ошеломленный произведенным эффектом. Тут я метнул нож.

Раздался короткий булькающий звук, стрелок покачнулся, потом медленно опустился на колени, потом, извиваясь, упал на землю. Я бросился вперед, но не к нему, а к тому месту, где находилась Элин. Она сидела на земле, прижав руку к плечу.

- Ты в порядке?

- Он стрелял в меня,  -   прошептала она и показала окровавленные пальцы.

Я быстро осмотрел ее плечо. Пуля прошла по касательной, сорвав лоскут кожи. Рана была болезненной, но не опасной для жизни.

- Давай наложим повязку,   -  предложил я.

- Он стрелял в меня,  -   повторила Элин и в голосе ее было огромное изумление.

- Думаю, больше он ни в кого не выстрелит,  -  заметил я, направив свет фонарика в сторону упавшего.

Мой неизвестный противник лежал неподвижно, повернув голову вбок. Из его груди торчала рукоятка ножа.

- Он мертв? – прошептала Элин.

- Не знаю. Посвети мне.

Я взял руку лежавшего и нащупал чуть заметный пульс.

- Он еще жив. Возможно, вообще не умрет…

Тут я осекся, потому что разглядел лицо раненого. Это был Грэхем! Напрасно я назвал его дилетантом: к нашему лагерю он подобрался более чем профессионально.

- В джипе есть аптечка,   -  вспомнила Элин.

- Отлично. Пошли.

Я поднял Грэхема на руки и пошел вслед за Элин к нашей машине. Пока Элин доставала аптечку, я поудобнее уложил Грэхема на сложенный спальный мешок, а потом повернулся к Элин.

- Он подождет. Сейчас мы займемся твоей раной.

Как я и предполагал вначале, рана была не слишком серьезной. Я промыл Элин плечо, присыпал антисептиком и перевязал.

- Примерно неделю будет больно двигать рукой. Потом все пройдет.

Казалось, Элин меня не слышит: она заворожено уставилась на блестящую рукоятку ножа в груди Грэхема.

- Ты всегда носишь с собой этот нож? – спросила она наконец.

- Всегда. И мне нужно вытащить его.

Это было не слишком просто. Я попал точно в середину груди, лезвие ушло до рукоятки, и один Бог знает, какие органы повредило. Я резким движением вырвал нож, ожидая, что сейчас хлынет поток артериальной крови и все будет кончено. Но вместо этого побежала лишь тоненькая струйка. Элин прижала к ране салфетку и закрепила ее пластырем, а я снова пощупал пульс. Он был еще слабее, чем в самом начале.

- Кто это? – спросила Элин. – Ты его знаешь?

- Да,  -  просто ответил я. – Он сказал, что его зовут Грэхем. Это сотрудник Отдела, он работает со Слейдом.

Интересно, он приехал сюда один или с кем - то еще? Мы - то в любом случае были только подсадными утками. Я встал и пошел к деревьям искать ружье. Нашел довольно быстро. Это было идеальное оружие для убийцы – карабин Ремингтон с пулями шестого калибра. Короткий приклад, возможность сделать пять выстрелов за пять секунд. Я передернул затвор и вытащил пулю – обычную охотничью пуля с мягким концом. Элин повезло: пули могли быть разрывными…

- Он приходит в себя,   -  сообщила мне Элин, когда я вернулся к джипу. Грэхем действительно открыл глаза, увидел меня с карабином и попытался приподняться, но тут же откинулся назад.

- Ничего не получится,   -  спокойно заметил я. – С дыркой в животе трудно двигаться.

Грэхем облизал пересохшие губы:

- Слейд сказал… что ты… что ты не опасен…

У него не было сил даже говорить.

- Как видишь, он ошибся,   -  заметил я. – Если бы ты пришел сюда безоружным, то не лежал бы сейчас раненым. Зачем все это вообще затевалось?

- Посылка… Слейду нужна посылка…

- Да? Но ведь она у тех парней, русских. То есть я полагаю, что они русские.

- Они ее не получили,   -  прошелестел Грэхем. – Слейд… он послал меня за ней сюда. Сказал, что ты ведешь двойную игру…. Что ты темнишь…

- Это становится интересным,  -  медленно произнес я.

Я сел рядом с Грэхемом, пристроив карабин на коленях так, чтобы им можно было мгновенно воспользоваться.

- Грэхем, кто сообщил Слейду, что у русских нет посылки? Я - то точно ничего ему не говорил. Неужели они наябедничали, что их надули?

По лицу Грэхема скользнула тень недоумения:

- Не знаю… Он приказал… забрать ее у тебя.

- И дал тебе вот это,  -   приподнял я карабин. – Полагаю, меня надо было ликвидировать? А что нужно было сделать с моей девушкой?

- Не знаю… Я не знал… не знал, что она здесь.

- Возможно. Но Слейд - то знал. Иначе зачем было следить за джипом?

Веки Грэхема дрогнули:

- Ты же знаешь… свидетелей быть не должно…

Изо рта у него потекла струйка крови.

- Ах ты подонок! – взорвался я. – Если бы тебя не использовали втемную, я бы тебя просто убил! Значит, Слейд сказал тебе, что я предатель, ты ему поверил, взял карабин и отправился выполнять приказ. Ты что - нибудь слышал о парне по имени Беркби?

Грэхем приоткрыл глаза и отрицательно покачал головой.

- Ладно, это было давно. Значит. Слейд решил проделать старый трюк. Но теперь это уже не имеет значения. Ты приехал один?

Грэхем плотно сжал губы.

- Не геройствуй,  -   посоветовал я. – Я ведь очень легко могу заставить тебя говорить. Например, наступлю тебе на живот. Хочешь?

Я услышал, как Элин сдавленно ахнула у меня за спиной.

- Ты умрешь, если мы не доставим тебя в больницу. Но мы не сможем этого сделать, если у выезда из Подковы нас ожидает засада. Я не собираюсь рисковать жизнь. Элин потому, что кто - то решил поиграть в молчанку.

Грэхем бросил взгляд в сторону Элин и чуть заметно кивнул:

- Слейд… Он здесь… Около мили…

- На выезде из Подковы?

- Да…

Грэхем снова закрыл глаза. Я взял его за запястье и понял, что пульс стал еще слабее, потом поднялся на ноги и проверил, заряжен ли карабин.

- Начинай все грузить в машину,  -  велел я Элин. – Оставь место для него, мы положим его на спальные мешки.

- Что ты собираешься делать?

- Попытаюсь подойти к Слейду поближе и поговорить с ним,  -   ответил я. – Сообщить, что его мальчик тяжело ранен. А может быть, просто пущу в ход эту игрушку.

Элин побелела.

- Ты хочешь его убить?

- Господи, да не знаю я! Я знаю только, что он не возражал бы против моего убийства, да и твоего заодно. Он перекрыл мне выезд из Подковы, а это – единственное средство, которое у меня есть, чтобы очистить дорогу.

Грэхем приоткрыл глаза и тихо застонал. Я наклонился к нему:

- Ты как?

- Плохо…

Струйка крови изо рта стала гуще и побежала по шее.

- Странно… Откуда Слейд узнал?…

- А что в посылке?

- Не… знаю.

- Кто сейчас возглавляет Отдел?

- Та… Таггарт.

- Хорошо. Сейчас я пойду к Слейду. Возможно, мы скоро уедем отсюда. Если повезет, конечно.

- Слейд сказал…

Грэхем замолчал, с трудом сглотнул, закашлялся и на губах у него выступила кровавая пена.

- Слейд сказал…

Кашель усилился, и вдруг изо рта Грэхема хлынул поток крови, а голова откинулась в сторону.

- Он умер! – ахнула Элин.

Грэхем умер, еще одна пешка упала с доски. Он умер, потому что слепо повиновался приказу, как я тогда в Швеции. Он погиб, потому что действительно не понимал, что делает. Слейд приказал… не в свое время повезло больше, хотя меня также использовали втемную. Больше этого не должно было повториться.

Элин плакала. Беззвучно, но горько, слезы ручьем катились у нее по щекам, а глаза не отрывались от тела Грэхема. Я резко заметил:

- Не оплакивай его. Он хотел тебя убить и ему это чуть было не удалось.

- Я оплакиваю не Грэхема,  -  ответила Элин бесцветным голосом,  -  а тебя. Кто - то ведь должен это сделать.

продолжение следует...


Оценить эту статью:          
 
Поиск :: Регистрация нового пользователя :: Войти





Copyright © 2005-2017 iVillage.ru
Работа в интернете - платные опросы, Новости России
PR-статьи, Каталог сайтов
Хостинг сайтов